Ваш регион Выберите регион по карте
Введите первые буквы или номер региона, выберите из списка или на карте.
A- A A+

"Мы не будем объявлять кого-то в налоговый розыск". Глава ФНС Михаил Мишустин об успехах службы и претензиях бизнеса

Дата публикации: 17.11.2010

Издание: "Коммерсантъ-Online"
Тема: Налоги
Источник:  http://www.kommersant.ru/

На этой неделе Федеральная налоговая служба (ФНС) проводит крупнейшую в своей истории международную конференцию, приуроченную к 20-летию налоговых органов РФ. В Москву приедут два десятка руководителей фискальных служб мира, президенты глобальных налоговых практик аудиторских компаний и представители крупного бизнеса. Глава ФНС МИХАИЛ МИШУСТИН, не дававший интервью в течение семи месяцев после своего назначения, рассказал корреспонденту “Ъ” ВАДИМУ ВИСЛОГУЗОВУ о поставленных перед ним задачах и ответил на основные претензии предпринимателей.

Став главой ФНС полгода назад, вы не спешили объявлять об изменениях в работе службы и ограничились минимумом кадровых перестановок. Скажите сейчас, какие задачи тогда поставил перед вами Владимир Путин?

— В первую очередь — устойчивое формирование всех уровней бюджета. Кризис 2008–2009 годов показал, что налоговая конструкция России неустойчива, поскольку очень зависит от мировой конъюнктуры цен на углеводородное сырье. Поэтому у нас есть задача искать дополнительные источники доходов. Ими могут стать, в частности, имущественные налоги — отмечу, что в отличие от всех основных налогов их сборы в кризис не упали. Их база стабильна, внешняя конъюнктура на собираемость не влияет. Так что я пообещал руководству страны уделить особое значение администрированию имущественных налогов. Резервы для этого есть. По нашей оценке, сейчас из-за некорректности сведений информационных баз данных под налогообложение подпадает не более 40% объектов недвижимости.

Другая задача — диалог с бизнесом. Для того чтобы бизнес понимал, что мы делаем в администрировании, как смотрим на будущее. Такой диалог позволил бы бизнесу лучше понимать методы работы налогового органа и судить об эффективности его работы.

О вас говорили как о "человеке Кудрина", который сменил "человека Сердюкова" (речь идет о прежнем главе Михаиле Мокрецове.— “Ъ”).

— Вообще-то крепостное право отменили в 1861 году. Так что рассуждать, кто чей человек, некорректно.

Раньше у ФНС и Минфина были разногласия по отдельным вопросам. Как сейчас?

— Я вообще-то в Министерстве финансов работаю, так как ФНС находится в ведении этого министерства. Отношения у нас рабочие. Никаких проблем здесь не вижу.

Налоговые сборы в этом году выросли на треть к 2009 году, но пока не достигли докризисного уровня 2008-го. В этих условиях со стороны трудно оценить, насколько ФНС справляется со своими обязанностями. Как вы сами оцениваете эффективность работы службы?

— По всем налогам, кроме налога на прибыль и налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), поступления превысили докризисный уровень. Но на размер НДПИ влияет цена на нефть, а она в текущем году в 1,4 раза ниже, чем за девять месяцев 2008 года. Что касается налога на прибыль, его ставка, как известно, была снижена с 24 до 20%. В целом сумма сборов в консолидированный бюджет всего на 8% не дотягивает до уровня 2008-го, самого "высокого" года в истории налоговой службы.

Темпы роста к 2009 году устойчивы — они показывают, что мы выходим из кризиса, это мы видим на примере всех основных налогов. Кроме того, ситуация с задолженностью начала улучшаться, тренд очень хороший. Задолженность росла на протяжении 2009 года и в первом квартале 2010-го, но во втором снизилась почти на 20 млрд руб., еще на 3 млрд руб.— в третьем. До конца 2011-го мы планируем сократить ее на 200 млрд руб. 85% этой суммы будет списано как задолженность нефункционирующих юридических лиц.

В последние годы ФНС России активно создает различные информационные ресурсы. Все ли налогоплательщики сегодня под колпаком? Сколько уже таких баз?

— Их много. Все делается строго в соответствии с законом. Нет какой-то специальной информации, которая каким-то образом задевает интересы наших граждан и не соответствует действующему законодательству. Поэтому нужно к этому спокойно относиться.

Среди вечных налоговых тем, снова и снова обсуждаемых обществом,— введение прогрессивного подоходного налога и налога на роскошь. Ваше мнение о необходимости этих новаций?

— По моему мнению, введение прогрессивной шкалы налога на доходы физических лиц (НДФЛ) нецелесообразно по нескольким причинам. Во-первых, прогрессивная шкала уже применялась в России в течение девяти лет — с 1992 года до конца 2000 года — и показала свою неэффективность. Работодатели и работники стремились минимизировать реально выплачиваемые и получаемые доходы, чтобы снизить налоговую нагрузку. Сейчас нагрузка на фонд оплаты труда возросла — из-за отмены единого социального налога и увеличения ставок страховых взносов. Так что при введении прогрессивной шкалы мы можем получить аналогичный результат. Кроме того, я не уверен, что общество готово к прогрессивной шкале. Если сегодня декларации о доходах представляют только лица, с доходов которых не был удержан налог на доходы, то в случае введения прогрессивной шкалы эта обязанность коснется гораздо большего круга лиц.

Что касается налога на роскошь, законопроекты по его введению рассматривались правительством уже несколько раз. Пришли к выводу, что объектом налогообложения здесь может быть имущество — квартиры, дома, земельные участки, дачи, транспортные средства и так далее,— которое уже облагается имущественными налогами с физических лиц. Мне кажется, что важнее честность в подходе к оценке имущества, чем налог на роскошь, чтобы оценка жилья соответствовала действительности. И тогда, если поселяетесь в элитном квартале, вот вам и налог на роскошь.

Но сроки введения налога на недвижимость сдвигаются уже много лет подряд. Создается впечатление, что задача является непосильной. По вашей оценке, реально ли в обозримом будущем ввести этот налог?

— Налог на недвижимость заменит действующие налоги на землю и на имущество физических лиц. Пока говорить о конкретном сроке его введения сложно. Одна из причин: в государственном кадастре недвижимости отсутствуют сведения об объектах налогообложения — зданиях, строениях, помещениях. Пока эти данные хранятся в архивах органов технической инвентаризации. Их предстоит перевести в электронный вид и передать органам кадастрового учета до конца 2012 года.

Кроме того, не проведена массовая оценка объектов — соответственно, у недвижимости (за исключением земельных участков) пока нет кадастровой стоимости. Нет еще и самой методики определения этой стоимости. В общем, работы много. По плану все подготовительные мероприятия должны быть завершены к концу 2012 года.

Принятие закона о новых правилах контроля за трансфертными ценами вызовет необходимость создания "налогового спецназа" — подразделения со штатом 20–30 человек из самых компетентных специалистов, которые будут определять степень рыночности цен, применяемых компаниями. Как служба готовится к новации?

— Во многих странах мира подобные законы приняты. Однако устроен у них этот контроль по-разному. Мы сейчас все это изучаем, договорились о ряде визитов в другие страны — поедем за опытом. Пока мы полагаем, что в рамках службы будут созданы подразделения по трансфертным ценам в центральном аппарате, в инспекциях по администрированию крупнейших налогоплательщиков и на региональном уровне.

Откуда людей возьмете, будете ли переманивать их у бизнеса?

— У ФНС достаточный кадровый потенциал. Сейчас большое число молодых людей идут работать в налоговые органы, потому что это достойно и почетно. Мы — современная технологичная служба, которая дает возможность молодым людям получить отличную школу. Потом они могут работать в бизнесе — это нормально.

При вашем предшественнике весьма активно работали "зарплатные" и "убыточные" комиссии, которые вызывали на ковер руководителей компаний и рекомендовали им начать платить в бюджет больше. Продолжается ли эта практика?

— Да, комиссии по легализации налоговой базы работают с 2007 года. Но на них приглашают только тех, к кому имеются вопросы. Если убытки обоснованны, о чем у нас есть подтверждающие документы, приглашать налогоплательщика на комиссию незачем. С другой стороны, мы понимаем, что бизнес не может быть постоянно убыточным. За счет чего же он тогда живет? Аналогичная ситуация и с уровнем выплачиваемой заработной платы. Есть компании, в которых этот уровень намного ниже среднеотраслевого. Приглашаем, разговариваем, выясняем.

Но такие вызовы на ковер не предусмотрены Налоговым кодексом.

— Напрямую работа таких комиссий НК не предусмотрена, но она ему не противоречит. По статье 31 кодекса налоговые органы вправе вызвать на основании письменного уведомления налогоплательщика для дачи пояснений в связи с уплатой им налогов. И это вовсе не на ковер, как вы говорите, а для нормального общения. Согласитесь, это лучше, чем назначение выездной проверки.

Конечно, лучше. Только вот бизнес жалуется, что на местах ему просто называют сумму, процент от оборота, который как хочешь, но заплати…

— Мне об этом неизвестно.

Еще предприниматели говорят, что обязательная досудебная процедура урегулирования споров (компания не может обратиться в суд до рассмотрения ее претензий вышестоящим налоговым органом) на практике работает плохо. Жалобы остаются без удовлетворения, поскольку все доначисления инспекции заранее согласовывают с вышестоящим управлением.

— Досудебный аудит — важнейшее для нас направление. Вот самые свежие данные. За девять месяцев 2010 года управлениями ФНС России по субъектам РФ рассмотрено 33 тыс. жалоб юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, из которых более чем 40% удовлетворено полностью или частично. Это общероссийский показатель. В 18 регионах он превышает 50%, а в некоторых доходит до 60–75%. Это по числу жалоб, по суммам общий размер удовлетворенных требований по итогам рассмотрения жалоб превышает 38 млрд руб., что равно 20% обжалуемых сумм. Каждый пятый рубль — это очень здорово. Что же касается предварительного согласования с вышестоящим управлением всех значимых доначислений инспекции, то, на мой взгляд, это позволяет выработать унифицированную позицию в практике применения налогового законодательства.

Раз уж мы говорим о претензиях бизнеса — сейчас любой организации могут отказать в принятии затрат при исчислении налога на прибыль или вычетов по НДС в случае, если не могут найти компанию-поставщика. Основание для отказа — отсутствие "должной осмотрительности" при выборе контрагентов. Не перекладываются ли таким образом обязанности ФНС на добросовестные компании?

— Нет, никоим образом не перекладываются. По НК именно на налоговые органы возложена обязанность доказывания фактов налоговых правонарушений. В свою очередь, налогоплательщики обязаны подтвердить первичными документами достоверность понесенных расходов и вычетов по НДС. Отсутствие контрагента или подрядчика компании по месту нахождения само по себе не бывает причиной отказа в принятии затрат или вычетов по НДС. Перед тем как отказать, налоговый орган в ходе камеральной или выездной проверки изучает массу сведений: это оценка реальности поставки товара; документальная неподтвержденность сделки; нахождение налогоплательщика по месту "массовой" регистрации, "массовый" учредитель, руководитель или главный бухгалтер, отсутствие контрагента по месту нахождения и пр.

Эта кампания борьбы с фирмами-однодневками приносит успехи?

— Приносит. Но нам надо еще думать об изменениях в законодательстве, связанных с ограничением возможности регистрации фирм. Возможны и другие методы, к примеру регистрация плательщиков НДС, то есть применение НДС к организациям, существующим определенный период и имеющим постоянный существенный хозяйственный оборот, чтобы ограничить возможности махинаций при зачете или возмещении НДС с использованием однодневок. При этом, соответственно, зачет или возмещение НДС для нормальных налогоплательщиков должны упроститься.

А как вам идея президентского совета по кодификации о возвращении функции регистрации юрлиц от ФНС органам юстиции?

— В 2002 году я был ответственным в ФНС за передачу службе этой функции. Знаете, сколько в стране было регистрирующих органов? 4500! Органы местного самоуправления, регистрационная палата в Москве, чего только не было! Передача регистрации ФНС была проектом, связанным с огромными усилиями. Как теперь передать ее в органы юстиции? На сегодняшний день у них нет местных территориальных органов — где люди будут регистрироваться? Отмечу, что ФНС c этой работой отлично справляется. В течение пяти дней через "одно окно" электронным образом мы регистрируем компании. Так что причины появления предложений о передаче функций мне непонятны.

На февральской годовой коллегии ФНС служба пообещала в 2010 году уделить особое внимание металлургам, импортерам лекарств и компаниям, возмещающим НДС и уводящим в тень зарплаты работников. Для достижения всех этих целей ФНС требовала отмены для службы понятия банковской тайны. Есть ли предварительные результаты выполнения этих задач?

— Уточню: служба не требовала отмены понятия "банковская тайна". Все сведения по операциям по счетам, согласно НК, мы и так имеем право получать в ходе проведения налоговых проверок. Речь шла о том, чтобы получать эти сведения оперативно, в режиме онлайн. Тогда бы мы не направляли многочисленные запросы в банки и избавились от серьезного объема зачастую ненужной бумажной работы. Вступившие в сентябре в действие поправки в НК вопрос ускорения получения из банков информации по запросам частично решили. Однако мы говорим все же о необходимости получения данных в режиме удаленного доступа — так налоговые органы работают во многих странах мира.

Что касается металлургов. По результатам выездных проверок крупнейших налогоплательщиков этой отрасли за девять месяцев 2010 года доначислено налоговых платежей на 4 млрд руб.— это на 37% больше, чем за такой же период прошлого года. Отказано в возмещении НДС по ним на 2 млрд руб., что в два раза больше, чем в прошлом году. Да и количество выездных проверок по металлургическим компаниям увеличилось.

По возмещению НДС из бюджета. За девять месяцев 2010 года проведено 220 тыс. проверок обоснованности его возмещения, из них 16 тыс.— выездные, остальные — камеральные проверки. По их результатам более 70 млрд руб. признаны необоснованными к возмещению. Еще от 37 млрд руб. налогоплательщики отказались самостоятельно, сдав уточненные налоговые декларации. В целом это примерно 13% от сумм НДС, заявленных к возмещению.

Есть результаты и по проверкам организаций фармацевтической отрасли, но о них можно будет сказать в следующем году. Но уже ясно, что налоговая нагрузка у компаний этой отрасли крайне низка.

На 2011 год у ФНС есть такие приоритеты по отраслям?

— Пока нет. Определим их в конце года. Но мы не будем объявлять кого-то в налоговый розыск, чтобы не пугать людей.

Если Вы заметили на сайте опечатку или неточность, мы будем признательны, если Вы сообщите об этом.
Выделите текст, который, по Вашему мнению, содержит ошибку, и нажмите на клавиатуре комбинацию клавиш: Ctrl + Enter или нажмите сюда.