Ваш регион Выберите регион по карте
Введите первые буквы или номер региона, выберите из списка или на карте.
A- A A+

Мы близки к администрированию в режиме реального времени

Дата публикации: 22.11.2016

Издание: Коммерсант
Тема: Налоги
Источник:  http://www.kommersant.ru/doc/3149646

Федеральная налоговая служба наращивает свои информационно-вычислительные возможности, запуская все новые технологичные проекты. О том, как собирать больше налогов при сжимающейся экономике, об интеграции с таможней, о создании супербазы данных, практике обмена информацией с зарубежными коллегами, об онлайн-кассах, маркировке товаров и сложностях контроля компаний «новой экономики» “Ъ” рассказал глава Федеральной налоговой службы (ФНС) МИХАИЛ МИШУСТИН.

— Во второй половине этого года сборы налогов вновь стали расти, хотя экономика по-прежнему падает. Как вы это объясняете?

— В целом поступления в реальном выражении в последние пять лет растут быстрее, чем ВВП. Острая фаза негатива в экономике пришлась на 2015 год: двукратное снижение цен на нефть, резкое сокращение объемов экспорта, ограничение доступа к внешнему финансированию, серьезное ослабление рубля. Последствия всего этого мы видим и в нынешнем году. За девять месяцев 2016 года оборот розничной торговли снизился на 5,4%, экспорт — на 25%, индекс промпроизводства остался практически на уровне прошлого года — плюс 0,3%. Влияние макропоказателей отразилось на поступлении налогов. Более всего их рост сдерживает снижение сборов НДПИ на нефть — на 18,7%, или на 433 млрд руб., из-за падения средней цены Urals.

Да, по итогам полугодия мы видели снижение налоговых поступлений на 1,3%, но во второй половине года совместными усилиями ситуацию удалось изменить. За десять месяцев 2016 года мы отмечаем рост поступлений в консолидированный бюджет на 2,6%, или на 300 млрд руб., относительно соответствующего периода прошлого года. Всего за десять месяцев поступило уже более 12 трлн руб.

Переломить тенденцию удалось за счет налогов, не связанных напрямую с мировой экономической конъюнктурой. По налогу на прибыль поступления выросли на 2,9% при снижении выручки основных экспортеров сырья в рублевом эквиваленте на 50%. Как вы понимаете, в этом году у компаний с госучастием прибыль меньше, соответственно сократились и суммы распределенных дивидендов. Если их не учитывать, а смотреть поступления налога по основной ставке 20%, то здесь рост за десять месяцев куда больший — 7,4%.

По НДС рост на 8,6% на фоне снижения оборота розничной торговли на 5,4%. Добавленная стоимость в экономике исчерпывается, не растет. При такой ситуации рост 8,6% — это работа автоматизированной системы контроля за возмещением НДС (АСК НДС). Она не просто работает, она дает нам очень серьезную поддержку — и влияет налог на прибыль. По НДФЛ также хорошая ситуация — рост к аналогичному периоду прошлого года на 7,6%, что соответствует росту номинальной заработной платы (плюс 7,9% за девять месяцев 2016 года).

— То есть увода зарплаты в тень вы не фиксируете?

— Да, в серый сектор она не уходит, цифры опровергают оценки ряда экспертов об увеличении выплат в конвертах. Ну и про акцизы — они лидируют по темпам роста. Плюс 26%, в том числе на крепкую алкогольную продукцию плюс 25%,— как результат мер по легализации теневого оборота. Так что, даже при слабых макропоказателях служба удерживает положительный темп роста поступлений — за счет технологической и интеллектуальной платформы налогового администрирования.

— Вновь администрирование. Это бесконечный ресурс?

— Хороший вопрос. Конечно, ресурс носит исчерпаемый характер, потому что применение технологий, позволяющих нам в том числе начислять налоги исходя из информации по налоговым разрывам в НДС при использовании компаний-однодневок, постоянно прирост давать не может. Все меньше компаний остается в серой зоне, мы обеляем экономику через одинаковые требования ко всем компаниям и через риск-анализ их деятельности. Это, кстати, позволило нам пересмотреть концепцию контрольной работы — сместив акценты на аналитику и внедрение новых информационных технологий. А это снизило количество проверок бизнеса и одновременно повысило их эффективность. За девять месяцев 2016 года количество выездных налоговых проверок сократилось на 13,4%, при этом одна проверка принесла в бюджет на 42% больше, чем годом ранее (в среднем 6,8 млн руб.).

— ФНС вскоре получит в свое ведение сбор страховых взносов. Чем это обернется для налогоплательщиков и для самой налоговой службы?

— Сосредоточение в одних руках администрирования страховых взносов позволит сократить число проверок, объединить четыре формы отчетности в одну и установить единый срок представления единого расчета. Форма такого расчета по взносам службой опубликована, остальные необходимые нормативные правовые акты ФНС будут приняты до конца года. Службе предстоит взяться за накопленную за шесть лет задолженность по взносам — внебюджетные фонды нам ее передают, на 1 октября 2016 года это более 300 млрд руб. В целом ФНС к началу администрирования страховых взносов готова. Скажу, кстати, вот о чем: мы хотим, чтобы в личных кабинетах налогоплательщиков все, что работодатель заплатил в фонды за работников, было видно — как сейчас видят удержанный с них НДФЛ.

— На тему объединения ФНС и ФТС в последнее время говорят меньше. На каком этапе находится процесс?

— Еще раз скажу: речь идет не о физическом слиянии, а об интеграции информационных ресурсов. Для этого межведомственной рабочей группой при координации Минфина уже проделана большая работа — в частности, определены 80 смежных бизнес-процессов, которые находятся на стыке налогового и таможенного администрирования. Сейчас проводится реинжиниринг этих бизнес-процессов, в результате чего будет создана единая информационная система контроля.

Первое намеченное направление — улучшение межведомственного обмена информацией. Данные о таможенной стоимости импортируемого товара уже передаются таможенными органами в АСК НДС — она в автоматическом режиме ведет контроль формирования добавленной стоимости по всей цепочке: от импорта до розничной реализации товара. Вторая задача — интеграция систем управления налоговыми и таможенными рисками. Планируется создать интегрированный ресурс, содержащий досье по каждому участнику ВЭД с ключевой налоговой и таможенной информацией, включая рейтинг благонадежности по налоговым и таможенным рискам. Налоговые органы получат доступ к документам, ранее представленным импортерами в таможенные органы при декларировании. Это позволит бизнесу представлять документы в две службы однократно. Таможня будет видеть риски, связанные с уклонением от уплаты налогов, мы будем видеть риски участников внешней торговли. Так что интеграция идет, у нас уже есть хорошие показатели за десять месяцев — около 52 млрд руб. начислено совместно с таможней по нашим решениям и актам.

— ФНС создает все новые электронные сервисы, в этом году запущены центры обработки данных. Насколько служба приблизилась к цели — знать все о налогоплательщиках?

— Основная цель все же — удобство и качественный сервис для налогоплательщика. Создана централизованная федеральная база данных, содержащая информацию о 4,8 млн юридических лиц, 3,8 млн индивидуальных предпринимателей, 163 млн физических лиц (в том числе об иностранцах). Также в ней информация об имущественных налогах и объектах собственности — это более 60 млн транспортных средств, около 36 млн земельных участков, 78 млн объектов недвижимости и более 182 млн карточек расчетов с бюджетом по имущественным налогам физлиц. Благодаря централизации баз в 2016 году мы смогли направить единое налоговое уведомление об уплате имущественных налогов по всем объектам на территории России независимо от места нахождения плательщика. Сегодня работают 47 онлайн-сервисов, которые позволяют практически исключить личный контакт с инспекцией. Сервисы популярны: «Проверь себя и контрагента» — более 413 млн обращений за десять месяцев, «Узнай свой ИНН» — более 35 млн обращений. Личными кабинетами на нашем сайте пользуются 22,5 млн граждан. В августе 2016 года ФНС создала новый ресурс — Единый реестр субъектов малого и среднего предпринимательства. Здесь собрана вся информация о малом и среднем бизнесе в России, статус субъекта МСП теперь подтверждается мгновенно.

— В этом году запущена система маркировки товаров, начали с шуб. Как она себя показывает?

— Да, в соответствии с соглашением ЕАЭС мы запустили новый проект по маркировке товаров. Он позволяет в реальном времени видеть перемещение продукции по территории пяти стран союза. Впервые данные о таможенной стоимости товаров передаются в систему маркировки в режиме онлайн. Проект стартовал пока с одной товарной позиции — меховые изделия. Эффект ощутимый: в системе маркировки зарегистрировались около 8 тыс. участников, заказано и изготовлено более 6 млн марок на меховые изделия — в 16 раз больше официальных статданных по обороту меховых изделий за 2015 год и в 2,5 раза больше прогнозных показателей отраслевых ассоциаций на 2016 год. Розничные продажи шуб за три месяца проекта превысили цифры маркетинговых исследований за весь 2015 год и составили более 10 млрд руб. 20% участников, которые ранее никогда не сдавали налоговую отчетность, легализовались в системе.

— Какие еще товары могут подпасть под маркировку?

— Как решит правительство — мы администраторы. Знаю, что обсуждается, что следующим этапом, возможно, станут лекарственные средства.

— К запуску готовится и проект по онлайн-кассам. Он тоже станет частью вашей супербазы данных?

— Внедрение онлайн-касс в сочетании с АСК НДС и системой маркировки замыкает цепь контроля за движением товаров в сфере розничной торговли. Напомню, что зарегистрировать кассовый аппарат можно будет в электронном виде — то есть не надо будет нести его в инспекцию, будет освобождение интернет-торговли от обязательной печати чеков (формировать их можно будет только в электронном виде). У покупателя появляется уникальная возможность с помощью мобильного приложения быстро проверить чек и в случае необходимости сообщить о нарушении в службу — это качественно иной уровень защиты прав потребителей. Изменятся отношения между налоговиками и предпринимателями. Оперативное получение информации о расчетах позволит фактически отказаться от проверок с выходом на место продаж.

— Были опасения, что новые аппараты будут дороги...

— Мы ожидаем снижения стоимости ККТ, ведь уже 40 моделей сейчас заявлено к производству. В целом готовность производителей аппаратов высока — они подтвердили нам возможность модернизации до новых требований всего парка существующей ККТ. Так что новые кассы в обязательном порядке приобретать не потребуется. Кроме того, переход к онлайн-кассам будет поэтапным. В отношении вновь регистрируемой ККТ требования вступают в силу 1 февраля 2017 года, в отношении действующей техники — 1 июля 2017 года, для тех, кто сейчас не обязан применять ККТ,— 1 июля 2018 года. Последняя категория — плательщики ЕНВД и патента — в соответствии с внесенным в Госдуму законопроектом получит налоговые вычеты в связи с приобретением кассовых аппаратов в размере до 18 тыс. руб.

— Поговорим о деофшоризации. О результатах подачи спецдеклараций в рамках амнистии капиталов этого года ФНС сообщать не стала. Можно ли все-таки сделать какие-то выводы из этой кампании?

— В целом она прошла успешно, хотя амнистия капиталов, согласно закону, не носила налогового характера — ведь подлежавшие декларированию зарубежные активы российских граждан сами по себе объектом налогообложения в РФ пока не являются. Однако напомню, что с 2017 года мы приступим к исполнению законодательства о контролируемых иностранных компаниях. Вот тогда перспектива выявления бенефициарных собственников дохода, получаемого офшорными структурами, которые прямо или косвенно принадлежат российским налогоплательщикам, станет вполне реальной. Поэтому логично, что государство предварительно дало таким лицам возможность добровольно задекларировать свою собственность и счета за границей.

Напомню, что до 2017 года к единому стандарту обмена налоговой информацией присоединится огромное количество стран. И если вдруг будет инициировано преследование российских граждан налоговыми органами других стран — когда они будут находить их активы, то запросы по этому стандарту будут поступать в налоговую службу РФ. Скажу так: важно разобраться с налоговиками своей страны. Если вы это сделали — воспользовались законом о декларировании либо просто законно уплатили все положенные налоги, то тогда вам не стоит бояться и международного преследования. И сейчас это не поздно сделать — я имею в виду не амнистию, а вообще прояснение с нашей налоговой службой вопросов о зарубежных активах. Это очень важно сделать до 2018 года.

— Тогда заработает автоматический обмен налоговой информацией. Сложные отношения с Западом ему не помешают?

— Не помешают. На самом деле процесс обмена информацией между налоговыми службами идет уже много лет. Действуют межправительственные соглашения об избежании двойного налогообложения и взаимной помощи по налоговым вопросам. Буквально за последний год в рамках этих соглашений между ФНС и компетентными органами 58 зарубежных стран была передана информация по 15 тыс. дел. Кроме того, с 1 июля 2015 года в рамках Конвенции о взаимной административной помощи по налоговым делам ФНС обменивается информацией с новыми партнерами, в том числе и с низконалоговыми юрисдикциями. В 2018 году РФ приступит к международному автоматическому обмену межстрановыми отчетами и информацией о финансовых счетах — правовая и техническая базы для этого сейчас разрабатываются.

— Уже в начале 2017 года владельцам контролируемых иностранных компаний (КИК) придется отчитываться об их нераспределенной прибыли. К чему им готовиться?

— При наличии у налогоплательщика контролируемых иностранных компаний до 20 марта 2017 года необходимо представить уведомление в налоговые органы независимо от того, есть у компании прибыль или нет. Кроме того, надо подготовиться к подаче налоговой декларации и иностранной финансовой отчетности, определить прибыль контролируемой иностранной компании и применимые льготы. По закону прибыль КИК включается в налоговую базу российского налогоплательщика, который ею владеет. Поэтому такой налогоплательщик должен будет задекларировать прибыль и уплатить налог. При этом налогоплательщикам следует помнить, что с повышением налоговой прозрачности в мире избежать обязанностей по уплате налогов через вывод активов за рубеж станет практически невозможным.

— Подтверждает ли служба, что многие фигуранты российского списка Forbes сменили налоговое резидентство, чтобы избежать закона о КИК?

— Определение статуса налогового резидентства физического лица осуществляется по истечении налогового периода с учетом многих факторов, основным из которых является пребывание на территории Российской Федерации не менее 183 календарных дней в течение 12 следующих подряд месяцев. С учетом международных стандартов налогообложения должна быть исключена ситуация, когда физлицо не признается налоговым резидентом ни одного из государств.

— А реально есть уже в мире такие люди?

— Честно говоря, мы сегодня наблюдаем обратную тенденцию, когда люди, ранее выехавшие из страны, обращаются к нам за подтверждением налогового резидентства Российской Федерации. Мы все чаще являемся свидетелями историй, когда претензии со стороны зарубежных налоговых органов и высокие налоговые ставки других стран заставляют людей документально подтверждать свое российское налоговое резидентство. Каждый год количество выдаваемых нами сертификатов о налоговом резидентстве удваивается.

Более 183 дней нахождения в стране — это самый простой критерий. Но, по нашему мнению, также необходимо учитывать и другие критерии налогового резидентства, принятые в международной практике. Основными из них являются так называемый домициль и центр жизненных интересов.

— Возможности крупных холдингов оптимизировать налоги через консолидированные группы налогоплательщиков (КГН) вскоре будут ограничены. ФНС испытывала трудности из-за работы КГН или они возникали только у части губернаторов?

— Каких-то неразрешимых проблем с администрированием КГН у службы не возникает. Но парадоксальна ситуация, когда есть крупные предприятия, они выпускают конкурентоспособную продукцию, имеют большую прибыль, а налог на прибыль не платят, потому что входят в КГН и их прибыль перекрывается убытками других участников. Регионы жаловались на то, что у них не было информации по предстоящим изменениям в группах, что это влияло впрямую на поступление налога на прибыль. Планирование региональных и местных бюджетов страдало от этого. Мы сделали обмен информацией более эффективным, но скажу, что, когда ограничения вступят в силу, будет проще.

— Если говорить о глобальном, как технологии изменят налоговую сферу и экономику в целом? Как, по вашему мнению, будет меняться практика налогового администрирования?

— Экономика явно будет меняться. Disruptive technologies (новые прорывные технологии) оказывают колоссальное влияние на мир вокруг нас. Появляются компании, которые на сегодняшний день весьма сложно контролировать, такие как Uber, к примеру. Герман Греф (глава «Сбербанка».— “Ъ”) недавно приводил табличку: компании, которые будут «на волне» через десять лет. Сейчас мы их фактически не знаем. Новые прорывные технологии позволяют создавать добавленную стоимость, которая не видна,— и непонятно, каким образом контролировать ее для целей налогообложения. Похоже, экономисты оказались не готовы к тем переменам в экономике, которые подготовили айтишники. Небольшие и никому не известные интернет-компании начинают захватывать рынки и оказывать влияние на целые сектора экономики. Чаще всего они действуют в сфере предоставления электронных услуг, и поэтому границы не являются преградами для ведения бизнеса. Один из ответов — это закон о налогообложении НДС операций иностранных компаний, предоставляющих электронные услуги, по месту их оказания. Это очень важно — в России эта норма зеркально вводится с января 2017-го. Отмечу, что мы уже подготовили специальный личный кабинет — чтобы любая иностранная компания могла проверить, необходимо ли ей вставать на налоговый учет и платить налоги в России.

Несмотря на то что налоговая прозрачность в мире возрастает, в новой экономике будет очень тяжело отслеживать источники прибыли, формирование затрат, денежные потоки. Мы видим, как привычные нам товары заменяются электронными услугами, стоимость которых рассчитать будет очень трудно. Происходит то, что некоторые исследователи уже успели назвать демонетизацией и дематериализацией в экономике. Мы внимательно следим за этими изменениями. Вызов состоит в том, чтобы не только поспевать за ними, но и предугадывать действия налогоплательщиков и предупреждать возможные нарушения налогового законодательства до того, как они могут быть совершены,— оставаясь при этом сервисно-ориентированной службой. Считаю, что в ФНС сформирована информационно-вычислительная инфраструктура, позволяющая нам использовать комплексную аналитику для решения стоящих перед нами задач. Мы уже приблизились к тому, чтобы осуществлять налоговое администрирование буквально в режиме реального времени.

Интервью подготовили: Вадим Вислогузов, Дмитрий Бутрин

Если Вы заметили на сайте опечатку или неточность, мы будем признательны, если Вы сообщите об этом.
Выделите текст, который, по Вашему мнению, содержит ошибку, и нажмите на клавиатуре комбинацию клавиш: Ctrl + Enter или нажмите сюда.