РУС ENG

Информация ниже зависит от вашего региона (40 Калужская область)

Ваш регион был определен автоматически. Вы всегда можете сменить его, воспользовавшись переключателем в верхнем левом углу страницы.
Податная Инспекция Калужской губернии
 
Появлением в 1885 году Податной инспекции российская история обязана Министру финансов, тайному советнику, Николаю Христиановичу Бунге. «Совершающееся ныне преобразования податной системы Империи», писал Министр Финансов в своем представлении Государственному Совету 6 ноября 1884 года «сопряженное с существенным изменением характера деятельности органов податного управления в губерниях, требует усиления личного состава этого управления».

Министр предложил учредить особые должности податных инспекторов «для содействия казенным палатам по приведению в известность имущества и доходов, подлежащих обложению в пользу казны». Эта цель и стала в начале единственной основной обязанностью инспекторов. Число должностей было определено в 500 (для всей Российской империи).

Вначале Податный инспектор не столько чиновник, сколько агент Министерства финансов. После 1899 года функции инспектора значительно расширяются. Инспектор уже занимается не экономическими и статистическими исследованиями - он реальный исполнитель фискальной политики.

Расширение круга обязанностей инспекторов потребовало увеличения численного состава: уже 13 мая 1891 года число должностей возросло до 611 единиц, в 1893 – 679, в 1894 – 796, в 1897 – 850, в 1902 – 951 должность (увеличение почти в два раза за 15 лет). 6 января 1897 года учреждаются должности Помощников Податных инспекторов.

В сентябре 1885 года первые, вновь назначенные Податные инспектора, прибыли в Калужскую губернию. Управляющий Казенной палатой сразу попросил их указать приемы и методы работы. Поскольку отсутствовали документальные данные для наблюдения за налогообложением имущества, то первое, за что взялись инспектора – сбор необходимых сведений путем личного осмотра имущества и личного опроса владельцев.

Следует отметить, что год учреждения податной Инспекции (1885) был для Калужской губернии, как и предыдущий, неурожайным. То есть, начинать инспекторам пришлось не в лучшие время.

Основным населением губернии в то время было крестьянство. Главным источником доходов для крестьян служили не земледельческие заработки, а отхожие и отчасти местные промыслы: плотники, пильщики, каменщики, штукатуры, грабары, портные, сапожники, извозчики, трактирная прислуга.

В северо-восточных уездах крестьяне становились на зимнее время фабричными рабочими. Уходили в отхожие промыслы от 15 до 50%, а в некоторых селениях до 75% всего мужского населения. Фабричные рабочие были заняты преимущественно на фабриках Московского региона, извозчики уходят в Калугу, Москву и Петербург. Местные промыслы в губернии развиты слабо: основные - возка дров, рубка и пилка леса, изделия из дерева, овчинный, горшечный, кузнечный и пеньково-трепальный промыслы. Занимались работой у частных землевладельцев и добыванием руды в Жиздринском уезде.

При выполнении своих обязанностей Податный инспектор в Калужской губернии, особенно в начале, «силою вещей был осужден на совершенное одиночество». Должностные лица волостного правления не оказывали никакой помощи. Некоторым Податным инспекторам иногда приходилось даже прибегать к особого рода уловкам. Так, один из них расспросил членов Податного Присутствия о том, кто сколько тратит на содержание семейства и домашние расходы.

Потом, указав, что все эти траты, несомненно, производятся ими из доходов, получаемых от торговли, предложил приступить к определению оборотов и прибылей, как по принадлежащим им предприятиям, так и по другим торговым заведениям своего участка. Все новое – хорошо забытое старое. И в настоящем, налоговые органы России при проведении мероприятий по легализации налогооблагаемой базы, широко используют метод выяснения расходной части, чтобы впоследствии, сопоставив сумму расходов с продекларированными доходами предъявить недобросовестному субъекту предпринимательской деятельности претензии по неуплате налогов.

Обращаясь к цифровым результатам двадцатипятилетней деятельности Податных Инспекторов в 1910 году, современниками отмечалось большое значение самого факта введения института инспекторов. «Только учреждение должностей инспекторов и их помощников, нравственные достоинства занимавших их лиц, сумевших своим исполнением служебного долга и своею беспристрастностью завоевать необходимый авторитет и особое уважение местного общества, обеспечили возможность успешного введения всех новых законов обложения».

Весьма сложным было налоговое законодательство того времени. Много усилий и стараний приходилось прикладывать инспекторам, разъясняя порядок, механизм и размер той или иной уплаты. «Настойчивое побуждение Податных инспекторов к широкому распространению среди крестьянского населения законов 13 мая 1896 года и 31 мая 1899 года продолжалось и после введения в действие нового Положения о порядке взимания окладных сборов, но применение этих законов как то сразу сократилось, частью вследствие того, что в новом Положении были особые статьи о податных льготах, частью может быть, вследствие того, что и сами крестьяне и должностные лица присматривались, какие результаты даст Положение 23 июня 1899 года».

Изданием положения 23 июля 1899 года берет начало новый период деятельности Податной инспекции. Теперь взимание казенных и земских сборов с крестьян надельной земли полностью передано в руки Земских Начальников и Податных инспекторов.

В 1904 году началась война с Японией, которая для крестьян Калужской губернии принесла нелегкие времена. Не только отсутствие сторонних заработков как следствие застоя в торговли и промышленности, но и призыв по мобилизации в действующую армию запасных нижних чинов лишили многих семей достатка, и хотя от земств было назначено им ежемесячное пособие, но все-таки многие хозяйства пришли в упадок.

Манифестом 11 августа 1904 года сложены были со счетов казны все недоимки казенных сборов, вместе с которыми сложены и недоимки земского сбора, принятые на счета казны. В том же 1904 году среди крестьянского населения упорно распространялись слухи о предстоящем другом Манифесте с еще большими милостями. С этого периода работа Податных инспекторов значительно усложняется. Как крестьянину разъяснить необходимость уплаты всех сборов, окладов в период войны, неурожая и отсутствия основных работников – мужчин, призванных на военные действия? Страна все ближе подходила к революциям.

Вот разыгрались политические события 1905 года: прекратилась деятельность некоторых учреждений; забастовали железные дороги; пошли слухи о передачи земли крестьянам; дошли вести и о разгроме некоторых помещичьих имений. Волна движения распространилась и на Калужскую губернию. О каких-либо действиях Земских начальников в области по взысканию сборов, конечно, не могло быть и речи. Волостные старшины так же боялись выезжать в селения за сбором повинностей. А сельские старосты, сами домохозяева, понятно, еще меньше были расположены взыскивать подати.

В конце 1905 года крестьяне многих селений Калужской губернии не только прекратили всякие платежи, но даже силою принудили выдать им на руки общественные продовольственные капиталы. В смутные дни 1905 года ярче всего проявилось отношение населения к Податной инспекции. Крестьяне привыкли смотреть на Податного инспектора не только как на лицо, от которого зависит до некоторой степени взыскание, но и как на человека, у которого можно было получить добрый совет в податных делах, а в случае нужды получить облегчение налогового бремени.

В то время когда другие должностные лица и органы фиска скрывались от взволновавшихся крестьян, Податные инспектора не стеснялись разъезжать по участку и вступать с ними в беседы по поводу податных обязанностей. И только в одном уезде были отмечены случаи грубого разговора крестьян с Податными инспекторами во время волнений сопровождавших раздачу общественных продовольственных капиталов.

В конце 1905 года обнародуется высочайший манифест об отмене выкупных платежей. Взимание выкупных платежей прекращалось не сразу, а с 1907 года. За 1906 год подлежала взысканию лишь половина оклада. Хотя в 1906 году движение крестьян в Калужской губернии затихло, «дело взимания окладных сборов все-таки не могло окончательно наладиться; крестьяне неохотно выплачивали выкупные платежи, когда им уже было объявлено об их отмене, да к тому же и урожай хлеба в 1906 года оказался ниже среднего, а заработка на отхожих промыслах после войны и бурного 1905 не хватало».

В Калужской губернии случаев сопротивления властям при взыскании окладных сборов не было зафиксировано, но бывали случаи отказов от платежа повинностей. Калужский Губернатор в октябре 1906 года издает обязательное постановление, в силу которого за упорный отказ от платежа сборов назначался денежный штраф или арест.

О случаях отказа платежа сборов могли доводить информацию до Губернатора лишь Управляющий Казенною палатой и Податные инспектора. Однако Податные инспекторы предпочли действовать на крестьян убеждением. Всего один из Податных инспекторов представил списки крестьян, уклонившихся от платежа сборов.

В 1904 и 1905 годах накопились крупные недоимки казенных и земских сборов, которые, конечно, не могли быть взысканы сразу. Ликвидация их стала для Податных инспекторов громадной работой. Недоимочных домохозяев к 1907 году оказалось столько, что произвести обследования по всем селениям и исходатайствовать в течение одного года льготы по уплате недоимок для Податных инспекторов явилось делом непосильным.

Действительно, стоит обратить внимание на число домохозяев в Калужской губернии: Калужский уезд – 10321, Боровский – 9075, Жиздринский – 35510, Козельский – 15984, Лихвинский – 12971, Малоярославецкий – 6824, Медынский – 19130, Мещовский – 15430, Мосальский – 23994, Перемышльский – 10045, Тарусский – 10500. Всего – 169784.

Напряжение и недовольство в селениях нарастало. «Крестьяне большими толпами являлись в города, требовали немедленной выдачи им их общественных капиталов. Уездные Съезды в виду угрожающего настроения крестьян не решили задерживать денег, так как промедление было бы равносильно признанию, что капиталов таких нет, и могло бы вызвать разгром Казначейства и присутственных мест.

Пробовали вступать в объяснение с крестьянами, переписываться с губернскими властями, получали предложения не выдавать денег – но ничего не помогло, и продовольственные капиталы были розданы. При раздаче их для крестьян выяснилось, что капиталы хотя и целы, «но уменьшились».

Объяснения о том, что уменьшение произошло из-за падения курса ценных бумаг, помогало мало: крестьяне требовали своих капиталов полностью, но это были уже последние вспышки миновавшей грозы; крестьяне успокаивались, а продовольственные деньги в большей своей части быстро вновь возвратились в казначейства, но уже в качестве дохода за проданное казенное питание.

Податным инспекторам пришлось пережить трудные дни: крестьяне не отличают продовольственных платежей от «податей», и естественно, что их требование и негодование обрушилось, прежде всего, на Податных инспекторов…»

Податный инспектор начала ХХ века был не только чиновником. «Нельзя умолчать и о другой, не служебной деятельности Податного инспектора, деятельности общественной, на поприще просветительном, благотворительном, кооперативном, даже увеселительном…. На фоне обывательской инертности, равнодушия и беспросветной темноты единственным лучом является деятельность немногих интеллигентов.

Податные Инспекторы Калужской губернии, по крайней мере многие из них, не остались в стороне от этого плодотворного движения и внесли в него свою лепту, каждый по своей склонности и интересам: один содействовал возникновению сельскохозяйственного общества и склада при нем и до конца оставался душою этого дела; другой основал общественную библиотеку; третий – музыкальный кружок; четвертый – ссудо-сберегательную кассу; пятый – кредитное товарищество и т.д.».

В целом с задачами, которые были поставлены перед инспекторами они справились. Главное – был обеспечен рост всех поступлений в сложных, переломных временах настающих в истории России в начале ХХ века. Как всех россиян, конечно коснулось так или иначе инспекторов смутное время.

Куда и как разбросало первых профессиональных налоговиков Калужской области? Нет ответа. Но память народная сохранила до наших дней уважение к (почему-то) самостоятельному статусу обособленного, интеллигентного, грамотного налогового инспектора, через годы, поколения и политические режимы, передавая этот образ будущим поколениям.