РУС ENG

В каком случае правило об освобождении гражданина-должника от исполнения обязательств перед кредиторами по итогам процедуры банкротства не применяется

Дата публикации: 04.04.2018 17:36

Институт банкротства граждан предусматривает экстраординарный механизм освобождения лиц, попавших в тяжелое финансовое положение, от погашения требований кредиторов, – списание долгов.

Вследствие этого к гражданину - должнику законодателем предъявляются повышенные требования в части добросовестности, подразумевающие помимо прочего честное сотрудничество с финансовым управляющим и кредиторами, открытое взаимодействие с судом.

Законом о банкротстве установлен перечень признаков недобросовестного поведения гражданина, исключающих возможность использования особого порядка освобождения от погашения задолженности через процедуры банкротства, в том числе:
- гражданин не предоставил необходимые сведения или предоставил заведомо недостоверные сведения финансовому управляющему или арбитражному суду;
- при возникновении или исполнении обязательства, на котором конкурсный кредитор или уполномоченный орган основывал свое требование в деле о банкротстве гражданина, гражданин действовал незаконно, в том числе совершил мошенничество, злостно уклонился от погашения кредиторской задолженности, уклонился от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица, предоставил кредитору заведомо ложные сведения при получении кредита, скрыл или умышленно уничтожил имущество.

Подобное поведение неприемлемо для целей получения привилегий посредством банкротства. Вопрос о наличии либо отсутствии обстоятельств, при которых должник не может быть освобожден от исполнения обязательств, по общему правилу разрешается судом при вынесении определения о завершении реализации имущества должника и зависит от добросовестности должника.

Так, определением Арбитражного суда Орловской области от 21.11.2016 по делу №А48-7405/2015 завершена процедура реализации имущества Зиборова Ю.Н., к должнику не применены правила об освобождении от исполнения обязательств. Постановлением Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.04.2017 определение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Арбитражный суд Центрального округа постановлением от 24.07.2017 определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменил в части неприменения к Зиборову Ю.Н. правил об освобождении от исполнения обязательств с направлением спора в этой части на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Определением Верховного Суда Российской Федерации от 25.01.2018 № 310-ЭС17-14013 по делу № А48-7405/2015 постановление Арбитражного суда Центрального округа от 24.07.2017 по делу № А48-7405/2015 отменено. Определение Арбитражного суда Орловской области от 21.11.2016 и постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.04.2017 по указанному делу оставить в силе.

При вынесении определения от 25.01.2018 Верховным Судом РФ установлено, что приговором Ливенского районного суда Орловской области от 25.02.2009 Зиборов Ю.Н. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 2 статьи 198 УК РФ, ему назначено наказание в виде штрафа в размере 350 000 рублей.

Суд пришел к выводу о том, что при исполнении публичных обязательств по уплате налогов, требования по которым предъявлены в деле о банкротстве, Зиборов Ю.Н. действовал незаконно, уклонился от уплаты налогов.

Кроме того, Верховным судом РФ установлено, что Зиборов Ю.Н. умышленно скрыл информацию о замещении им должностей руководителей в двух коммерческих организациях. Ведение документации предприятий, о которых Зиборов Ю.Н. сознательно умолчал, находилось в сфере его контроля как руководителя.

С учетом изложенного к Зиборову Ю.Н., уклонившемуся от предоставления финансовому управляющему, кредиторам и суду необходимых сведений, в силу абзаца третьего пункта 4 статьи 213.28 Закона о банкротстве не подлежат применению правила об освобождении от исполнения обязательств.

Таким образом, признание судом поведения должника недобросовестным, исключает возможность применения к должнику правил об освобождении от исполнения обязательств.