РУС ENG

Верховный Суд РФ подтвердил, что договор об инвестиционной деятельности был заключен для сокрытия реализации недвижимости

Дата публикации: 15.11.2019 13:48

Верховный Суд Российской Федерации подтвердил, что налогоплательщик заключил договор об инвестиционной деятельности, чтобы скрыть фактическую реализацию объектов недвижимости.

Индивидуальный предприниматель (ИП) заключил с застройщиком (ООО) договор об инвестиционной деятельности в строительстве жилых домов. Он должен был внести инвестиционный вклад, передав застройщику объекты недвижимости, готовые на 3-15%. Обязанность застройщика – спроектировать и построить жилые дома, а также передать предпринимателю квартиры определенной площади. Поскольку указанные дома не были построены, по соглашению сторон договор был расторгнут с условием возврата ИП уплаченных инвестиций. Однако вместо них застройщик уступил предпринимателю право требования 15 квартир у сторонней организации. Право собственности ИП на них было зарегистрировано после ввода многоквартирных домов в эксплуатацию.

В ходе выездной проверки инспекция установила, что правоотношения сторон не носили инвестиционный характер. Деятельность ИП была направлена на получение необоснованной налоговой выгоды в виде освобождения от уплаты единого налога по УСН. Так, вместо налогооблагаемой операции он провел фиктивную, по которой внес объекты недвижимости в качестве инвестиции. Инспекция доначислила предпринимателю налог по УСН, пени и штраф.

Налогоплательщик, не согласившись с этим решением, обратился в арбитражный суд. Он утверждал, что заключил договор об инвестиционной деятельности, поэтому передача имущества застройщику не является реализацией. Следовательно, оснований для уплаты налога по УСН нет. Объекты незавершенного строительства были внесены в качестве инвестиционного вклада по договору, а цель деятельности - проектирование и строительство многоквартирных домов.

Суды трех инстанций признали правомерными выводы инспекции. Они указали, что каждая из сторон, заключая договор об инвестиционной деятельности, преследовала цели, не связанные с ней . Так, правоотношения сторон свидетельствуют о формальном участии налогоплательщика в сделке для получения налоговой выгоды. Они не носили инвестиционный характер, поскольку переданные застройщику объекты недвижимости не участвовали в создании объекта инвестиционной деятельности, а основная их часть была демонтирована. То есть заключенная сделка прикрывала факт получения ИП дохода от реализации недвижимости, была совершена для создания видимости получения имущественных прав в рамках инвестирования, то есть без последствий в виде налогообложения данного дохода.

Предприниматель обратился в Верховный Суд РФ, который отказал ему в передаче кассационной жалобы для дальнейшего рассмотрения.